Песнь о синяках

Подробный рассказ о том, какими именно бывают следы и как их можно избежать (и не только об этом) содержится в постепенно публикуемом Пособии по флагелляции. Здесь я не буду повторяться на эту тему.

Здесь хочется поговорить о том, зачем вообще это нужно - избегать синяков?
Ответ на этот вопрос не так очевиден, как кажется...

 

Часть первая, лирическая

 

Я люблю это ощущение.

Ощущение, которое возникает наутро.

Когда, выбираясь из теплой уютной кровати, я с наслаждением чувствую всей своей кожей: жизнь чертовски прекрасна и удивительна, хмурое небо на самом деле источает нежность, а моё сегодняшнее новое тело мне больше не принадлежит. Каждая клеточка уже живёт своей особенной жизнью, хотя в медленных жилах еще занывают стрелы, и улыбаешься людям, как серафим… Ах, это изумительное ощущение после флагелляции!

Легкая боль при каждом движении каким-то парадоксальным образом свидетельствует: я жива, - и один только этот факт наполняет сознание радостью. Жить, и каждым мускулом ощущать напряжение движения, внимательно прислушиваясь к обновлённым ощущениям во вчера ещё привычном теле, - это так приятно, и… занимательно.

Да, я не оговорилась: это новое тело рождает весёлое любопытство к себе, такому незнакомому. Это новое ощущение каждого не мускула даже - а каждого мускульного волоконца, когда в подробностях ощущаешь, какие из них сокращаются вначале, какие позже, и обнаруживаешь, что такое простое и привычное движение, как "встать с кровати", оказывается, в действительности состоит из сотен и тысяч каких-то микродвижений, к которым я привыкла, и не замечала их, и не радовалась им, и вот теперь, сейчас, наконец-то осознала каждое из них с необычайной отчётливостью…

…Думаю, каждый человек хоть однажды, да испытал что-то подобное. Ощущение мышечной радости после хорошей тренировки весьма напоминает ощущения после серьёзного сеанса флагелляции. Весьма. Приблизительно как самоудовлетворение напоминает секс. Всё вроде то же, да не то.

Ведь тренировка - это всего лишь тренировка. Не знаю, может, и есть люди, для которых занятия спортом окрашены интимностью и страстью, - тогда у них ощущения после тренировки, наверное, такие же радующие, разве что менее сильные. Может, и есть. Я их не встречала.

А флагеллантов встречала. Флагелляция - для большинства людей очень интимный процесс...
...Поэтому, когда мазы говорят о своей "любви к следам", чаще всего речь идёт именно об этом - о мышечном ощущении, рождающем воспоминания потрясающей интимности. Воспоминания - великая вещь. А уж воспоминания о личном!... Неудивительно, что ради них, ради продления жизни этих воспоминаний смиряются мазохисты с синяками, жертвуют возможностью позагорать на людном пляже или сходить к врачу, рискуют разоблачить себя перед родственниками. Хочется продлить это мышечное ощущение, и многие, очень многие считают его неотъемлемым от сине-фиолетовых разводов на заднице.

Разумеется, они ошибаются.

 

Часть вторая, психофизиологическая

 

Как ни прозаически это звучит, но так лирически описанная в первой части "любовь к следам" имеет своё вполне научное физиологическое объяснение.

Эндорфины, так называемые "гормоны счастья", выделяются не только непосредственно в процессе флагелляции. Если уровень воздействий при флагелляции был достаточно серьёзным, то неминуемо возникают микротравмы, единичные разрывы мышечных волокон. Это нормальные для организма последствия: подобное происходит при любой физической активности, в том числе на спортивных тренировках. Однако, именно эти разрывы обусловливают крепатуру, - то самое ощущение лёгкой болезненности мышц, о котором я подробно рассказала выше. А разрывы мышечных волокон и их болезненность, в свою очередь, обусловливают выделение очередных доз эндорфинов, тех самых гормонов счастья… В общем, эта музыка будет вечной. Ну, или не вечной - но дня три-четыре она продлится, пока не заживут все внутренние микротравмы. Все эти дни у мазохиста обычно хорошее настроение, повышенная бодрость и работоспособность: сказывается влияние эндорфинов.

Но эндорфинов глазом не увидать, а синяк - увидать. Так и образовывается внутренняя логическая связка: "синяк" = "хорошее настроение". Кто же откажется от хорошего настроения ценой какого-то жалкого синяка?!

На самом деле, как вы уже догадались, синяк в данном случае совершенно ни при чём.
Более того!
Синяк даже нежелателен, поскольку упомянутые единичные повреждения мышечных волокон по сравнению с синяком - это всё равно что холмик по сравнению с Джомолунгмой. Для образования хорошей, качественной гематомы необходимо повреждение не просто капилляра - а кровеносного сосуда. Диаметр приличного кровеносного сосуда - около миллиметра. В то время, как диаметр мышечного волокна - всего лишь10 микрон. Почувствуйте, как говорится, разницу.

Было бы не так обидно, если бы ценой синяка можно было бы получить "добавочную дозу" эндорфинов. Но - увы.

При всей грандиозности травмы, от которой образуется синяк (если сравнивать её с разрывом одиночного мышечного волокна, разумеется), количество эндорфинов от неё ничуть не больше. Дело в том, что в несчастных надорванных мышечных волокнах накапливается молочная кислота. Молочная кислота добавляет болезненности крепатуре, и эта боль подстёгивает выделение эндорфинов.

В лопнувшем сосудике не накапливается ничего. Кровь вытекает из него, и сворачивается поблизости, раздвинув ткани. Сдавленные ткани немеют и временно перестают чувствовать даже то, что были способны чувствовать до травмы. Эндорфины выделяются по-прежнему только там, где есть разрывы мышечных волокон.

Выходит, с точки зрения последствий никакого смысла в синяках нет.

 

Часть третья, техническая

 

Может быть, в синяках или даже шрамах есть смысл с точки зрения силы воздействия? Не секрет, что многие мазохисты предпочитают посильнее, что уж говорить о садистах! Может быть, сила воздействия во время флагелляции прямо пропорциональна остающимся следам?

Эту точку зрения яростно защищают неопытные садисты. И на первый взгляд в ней есть смысл: казалось бы, чем сильнее удар, тем сильнее должны быть повреждения?

К счастью, это не так.

Возьмем бытовые ситуации, знакомые каждому.

Представьте, что вы порезались ножом, отрезая себе в темноте колбасу для позднего ужина. Что вы при этом скажете? Скорее всего, шепнёте "Ай!" - так, чтобы не разбудить домашних, перевяжете кровоточащий палец, и сосредоточенно продолжите опустошать холодильник.

Теперь представьте, что вы решили повесить портрет своей любимой бабушки, и, вбивая гвоздь, саданули по многострадальному пальцу молотком. Если вы - не молочный брат Пьера Ришара, который одним движением умудрялся довести себя до больничной койки, - то, скорее всего, кость вы себе не раздробите, и даже следа от удара не останется. Однако, тем не менее, вы наверняка возмущенно заорете "Ай! Ой! Уй-юй-юй-юй!!!", затрясёте рукой, запрыгаете на одной ножке и вспомните неласковым словом всех родственников бабушки до пятого колена, включая себя.

Простое сравнение децибелов, исторгнутых вами, позволяет предположить, что сила воздействия молотком намного больше. Проще говоря, молотком - больнее (а мы помним, что чем больнее, тем в итоге больше эндорфинов появится, и больше удовольствия получит мазохист). Тем не менее, видимого следа от удара молотком не осталось, - а порез от ножа будет заживать ещё неделю.*) Таким образом, мы видим, что боль от удара далеко не всегда прямо пропорциональна величине повреждений.

То есть, с технической точки зрения в синяках также нет никакой необходимости!

*) Разумеется, в данном случае идёт речь об обычных бытовых случаях. При неудачном стечении обстоятельств можно лишиться пальца и от одного удара молотком. И наоборот, существуют специальные методики, которые позволяют в играх с ножом причинить сильную боль при минимальных повреждениях.

 

При наличии качественного девайса, правильной технике удара и тщательном разогреве в большинстве случаев вполне можно обойтись без долговременных следов (т.е. без следов, которые держались бы дольше трёх часов) даже при экстремально сильном уровне воздействия.

 

Научиться этому при желании не так уж сложно, а от скольких неудобств и неприятностей такой подход избавит вашего партнёра!

 

Разумеется, синяки - не единственный вид травм, наносимых при флагелляции. Возможно, любовь к некоторым другим видам следов будет рассмотрена мною отдельно, и эта статья явится первой ласточкой в цикле статей с общим подзаголовком "Любовь к следам: причины и следствия". Строго говоря, уже в этой статье я рассмотрела, помимо синяков, ещё один вид последствий флагелляции: крепатуру.

Однако распространение мифов и домыслов о синяках пока с большим отрывом удерживает первое месло среди всех других мифов и домыслов о следах флагелляции. Надеюсь, эта статья сыграет какую-то полезную роль в развенчивании хотя бы некоторых из них...