Концерт для кошки, собаки и двух флогеров

(в сопровождении голоса)

С третьей цифры, пожалуйста. А Вы, Вы-ы!
Запомните, запомните же, наконец, там легато, ЛЕГАТО.
Если еще хоть раз позволите cебе на концерте сыграть СТАККАТО, вы УВОЛЕНЫ!
(по Д. Липскерову)

 

Хочу на концерт, на второй концерт Рахманинова. Хочу.

Будет тебе и Шостакович, и Рахманинов, а уж Бетховен ("та-да-да-да-там!") - уж всенепременно будет, можешь и не беспокоиться.

Не беспокоится?! Как же мне не беспокоится? Я беспокоюсь. Еще как беспокоюсь! Первая в моей жизни ПАРТИТУРА ПОРКИ.

Кругом разбросаны диски, ноты. Инструменталка – лучшие мировые хиты, и Tom Waits, и The Barry Sisters, и Агузарова, и Крематорий, и Бог еще знает что. Все валяется ровным слоем по всему полу. Так, стоп! Всех их в стопки и штабеля! Не расстраивайтесь, будет и на вашей улице праздник. А для ПЕРВОЙ – классика.

Какая еще такая классика?

Быстро ставлю диски, еще быстрей их вынимаю: Малер, Скрябин, Гершвин, Прокофьев....
Пойди-ка, переложи концерт в action.

А нотки-то у тебя к ним есть?
Не-а. Хотя, вот - вот что-то есть! - посмотри.
Ну, смотрю. И что?
Давай, вот здесь сначала, где ровно. Здесь можно прокладки однохвосткой, здесь точечные. Здесь два с протяжкой, два без. Здесь 4 такта собака, вслед за флогером, здесь семихвостка, семихвостка, семихвостка, пауза. Здесь сильней, здесь тише... Достали книгу: маятниковые, кольцевые, спиральные... Длительности, паузы, девайсы... Тону во всем этом обилии и многообразии, задыхаюсь, чуть не плачу от невозможности сразу разложить все по полочкам. Вобщем, всячески мешаю Верхнему.

Все надоела, ложись и не мешайся. Так, разогрев у нас расписан на два флогера. Все идет замечательно, Vev мурлычет мелодию. Стоп! Здесь слишком много ударов, по «нотам» не получается. Останавливается на этом такте, меняет амплитуду, уменьшает замах, флогер идет навстречу флогеру. Все равно фигня. Бросает один из флогеров. Смотрит, что из девайсов подходит по длине к оставшемуся. Подходят кошка и собака. Выбирает кошку. Кладет медленно – получается тремоло, чуть быстрее – форшлаг, посылает сильно – аккорд. Все-таки чертовски музыкальные инструменты делает Шорох. Vev повторяет этот такт десятки раз, как можно лучше подбирая удары. Все получается. Получается шикарно.
Еще несколько раз он наслаждается результатом.

Смотрим и слушаем дальше. Дальше идут девайсы разной длины. Лежа не сыграешь. Только стоя. Причем с таким раскладом, что верхний должен двигаться как заправский теннисист на корте. А дальше одному никак не сыграть. Здесь должен вступать второй. Пусть на несколько мгновений, но все равно второй.

...Так. Чего это мы с тобой тут бредим? Черт, я опаздываю!
- Так мы ж ведь action-то сегодня и не планировали...

Vev быстро собирается и уезжает. А у меня в запасе еще два часа. Я закрываю глаза и мечтаю, как в ответ на мое: «Хочу на концерт, на второй концерт Рахманинова», - Vev отвечает, что мол нивапрос, однако ж "сегодня в Большом Аиду дают":

Девайсы - он самый.
Декорации – того-то.
Партитура –того-то.
На кресте - она самая.
Жесткие девайсы – тот-то и тот-то.
Гибкие девайсы - тот-то и тот-то.
Кнут - он самый.

Мы с Vevом собираемся и едем.

Нэт, 2004